Сказ о жалобе в МУС

Автор: | 29.10.2017

Три года назад я натолкнулась на интересную статью из разряда «правовые новости». Сайт и имена называть не буду.

Юрист подал заявление о преступлениях против человечности и применении оружия массового поражения на территории одного государства (назовём государство условно Торманс, по мотивам произведения И.А.Ефремова «Час быка»).

Итог оказался логичным.

Международный уголовный суд (МУС) в Гааге отказался рассмотреть дело о преступлениях против человечности на территории государства Торманс.

Думаю, будет любопытно порассуждать в данной статье на тему «почему не приняли». Людям, имеющим юридическое образование, это должно быть понятно. Однако читателей много, есть и неюристы. Во всяком случае, тема интересная.

с 1998 г. действует Международный Уголовный Суд на основе Римского Статута.

При создании такого органа как Международный Уголовный Суд (далее, — МУС), государства предполагали, впредь такие цели:

— наличие сдерживающего фактора при совершении международных преступлений;

— оказание влияние на национальные органы юстиции;

— предоставление возможности жертвам насилия и их семьям добиваться справедливости;

— преодолеть безнаказанность за преступления в отношении человека и заставить институт международной ответственности работать не только во благо государств, но и человека.

Справедлива реплика бывшего Генерального секретаря ООН Кофи Аннана о создании международного уголовного суда, которое должно вселять надежду на торжество справедливости во всем мире.

Первое расследование МУС (2004 г.) касалось преступлений, совершенных на территории Демократической Республики Конго (ДРК) с 1 июля 2002 г., когда вступил в силу Римский Статут. С тех пор в МУС поступала информация о тысячах людей, погибших в Конго в результате массовых убийств. «Начало первого расследования МУС является важным шагом вперед для международного правосудия, шагом вперед в деле недопущения безнаказанности преступников и в деле защиты жертв преступлений. Решение начать расследование было принято в сотрудничестве с ДРК, правительствами других стран и международными организациями»,– заявлял первый прокурор МУС Л. Морено Окампо (ниже фото; аргентинский юрист, доктор права, прокурором МУС был в 2003-2012 годах).

Стоит отметить, что прошло девятнадцать лет с момента утверждения МУС в системе международно-правовых механизмов.

А 2014 году (пик событий на Украине) было представлено всего 18 дел по восьми инцидентам в странах Африки: Уганды, Демократической республики Конго, Судана (Дарфура), Центрально-Африканской Республики, Кении, Ливии, Кот-д’ Ивуара, Мали.

Кроме представленных дел, по данным официального сайта МУС, всё ещё проводятся предварительные расследования в отношении Афганистана, Грузии, Гвинеи, Колумбии, Гондураса, Кореи и Нигерии, а также была направлена жалоба от Украины в связи с присоединением Россией Крыма.

Вышеупомянутые виды преступлений и многие другие относятся к юрисдикции МУС, поскольку являются преступлениями против человечества.

Проанализировав сущность юрисдикции МУС, в которую входят:

  • преступление было совершено на территории государства, ратифицировавшего Римский статут;
  • преступление было совершено гражданином государства, которое ратифицировало Римский статут;
  • государство, которое не подписало Римский статут, заявило о преступлении как об относящемся к юрисдикции Международного уголовного суда;
  • преступление было совершено в ситуации, представляющей угрозу международному миру и безопасности, и Совет безопасности ООН обратился в Суд в соответствии с разделом 7 устава ООН.

При этом возбуждение дела в рамках МУС происходит в тех случаях если:

1) Прокурор МУС может инициировать расследование в случае, если совершено одно или более преступлений, основываясь на информации из любого источника, включая показания потерпевшего или его семьи, но только если это преступление и лицо, его совершившее, относятся к юрисдикции МУС;

2) государства, ратифицировавшие Римский Статут, могут обратиться к Прокурору МУС с просьбой расследовать одно или более преступлений, если они относятся к юрисдикции МУС;

3) Совет Безопасности ООН может просить Прокурора МУС о расследовании одного или более преступлений, но в отличие от первых двух случаев преступление безусловно должно относиться к юрисдикции МУС, даже если оно было совершено на территории государства, которое не подписывало Римский Статут, или тем лицом, которое является гражданином такого государства.

Кроме того, государства, не являющиеся участниками Римского Статута, могут обратиться к Суду, если они готовы признать юрисдикцию МУС на разовой основе.

В перечне аспектов, касающихся смычки международной защиты прав человека и международного гуманитарного права, необходимо акцентировать внимание о том, что заявителями могут быть исключительно государства. Кроме того, основная специфика МУС заключается в волеизъявлении государств или МУС для рассмотрения какого-либо дела.

Отсутствие права для физических лиц и коллективов быть заявителями является проблемой, поскольку на универсальном уровне ни один судебный международный механизм не подразумевает даже возможности самозащиты прав и свобод личности в условиях вооруженного конфликта, даже при наличии грубейшего нарушения принципов ведения войны, изложенных в Гаагских и Женевских конвенциях.

Специфика деятельности не позволяет широкомасштабно применять этот механизм, за исключением особых случаев, касающихся масштабных социальных потрясений.

Выводы каждый сделает сам, но сама ситуация, в которой российский юрист подал жалобу в МУС, не учитывая положения Римского Статута и список государств, присоединившихся к нему, вызывает интерес.